Психогенеалогия - уроки предков

старше одного года

Мы наследуем от родственников не только внешние черты или социальное положение. Из поколения в поколение передается нечто большее: траектория нашей судьбы...



Все началось с того, что француженка русского происхождения по имени Анн Анселин Шутценбергер, работая с онкологическими больными, обнаружила любопытную закономерность: у большинства пациентов заболевание начиналось в том же возрасте, в котором кто-то из их родителей (или более дальних родственников) умер от рака или при других печальных обстоятельствах. Никто и не предполагал, что спустя десятилетие открытие упомянутой закономерности принесет Анн Шутценбергер мировую известность и звание профессора клинической психологии университета Ниццы.

Зов предков
Это случается с каждым. Рано или поздно в жизни человека начинается череда событий, которую мы называем «черной полосой»: неприятности на работе, проблемы в отношениях с родными и близкими, упадок сил, одиночество. «Мы перестаем ощущать подлинную радость бытия. Душевный упадок и депрессивная деструкция запускают механизм психосоматических заболеваний. И к неприятностям социального характера добавляются проблемы со здоровьем», — рассказывает АННА МИШИНА, психолог, член Российской Ассоциации Психотерапевтов, специалист по психогенеалогии. «Одно к одному», — мрачно констатируем мы, даже не подозревая, что корень всех бед — в прошлом, а неприятности — плод нашей генеалогической истории.
«Мало кто догадывается, что на самом деле из поколения в поколение передается траектория судьбы», — поясняет Анна Мишина. Этим можно объяснить повторяющиеся события, ситуации, поступки, болезни, случающиеся с членами одного клана необъяснимым образом в одном и том же возрасте, а иногда в ту же дату.
Очень часто мы даже не подозреваем о связи между тем, как мы живем, и образом жизни наших предков. «Трудно представить незримую нить, которая соединяет нас с этими людьми и влияет на то, как мы работаем, какого партнера выбираем в спутники жизни, что считаем приемлемым и невозможным для себя. Тем не менее, это так», — утверждает психотерапевт Мишина.
Можно с уверенностью сказать, что в своей жизни мы менее свободны, чем полагаем. Но мы можем отвоевать нашу свободу и избежать повторений, возникающих из-за связи с предками. Таким образом мы наконец проживем «свою» жизнь, а не жизнь наших родственников.

Семейное бессознательное
Главный вопрос — как передаются семейные тайны и навязываются сценарии в повседневной жизни, если зачастую о них не говорят вслух и очень часто мы не знаем ничего о предке, чья жизнь исподволь формирует нашу судьбу?
«Последствия такого «синдрома повторений» могут иметь более печальные последствия, чем депрессия от навязчивого хобби, — объясняет Анна Мишина. — Иногда ценой за неосознанную семейную тайну могут стать постоянные неудачи в отношениях с мужчинами, карьерные фиаско, постоянно повторяющиеся автокатастрофы, болезни. И даже смерть от недуга, развитие которого тоже запрограммировано и заложено в нашем семейном бессознательном».
Семейное бессознательное — по сути, это тот мощный механизм, который руководит судьбами людей одного рода на протяжении нескольких поколений. «Это «книга» с заранее написанными ролями для каждого из членов семьи», — говорит доктор психологических наук АЛЕКСАНДР СУДАРЕВ. — Именно в ней хранятся сценарии, паттерны поведения, которые передаются из поколения в поколение».

На практике: Что сказал покойник
В своей знаменитой книге «Зов предков» Штуценбергер рассказывает историю о пациенте, у которого было два необычных хобби: он был геологом-любителем (каждое воскресенье отправлялся искать камни, собирал и раскалывал их) и коллекционировал бабочек, предварительно умерщвляя их в банке с цианидом.
Эти два увлечения целиком заполняли свободное от работы время, и даже носили навязчивый характер. Мужчина постоянно испытывал дискомфорт, впадал в депрессии, ему было неуютно в жизни. До тех пор, пока по совету психолога он не стал вспоминать историю своей семьи. И тут мужчина узнал, что его дед был подозреваемым по делу об ограблении банка, его приговорили к работам в каменоломнях, а затем казнили в газовой камере.
Внук об этом ничего не знал, но чем он занимался все свободное от работы время? Правильно — как геолог-любитель отбивал камни и, охотясь на бабочек, умерщвлял их в банке с испарениями цианида. Оказывается, им двигало чувство вины, доставшееся от деда.
Сам об этом не догадываясь, пациент постоянно подсознательно переживал чувства и видоизмененные реалии судьбы своего предка.

Хорошая девочка
Существует две формы передачи информации между поколениями: прямая
и трансгенерационная.
Прямая передача
Это наследование от предыдущих поколений, основанное на личном общении (то, что мы узнали, общаясь с родителями, бабушками, дедушками, какие семейные ценности и установки они заложили в нас в процессе воспитания). Эта форма передачи в большей степени основана на вербальном способе общения. Если мама с детства говорит вам о том, что счастье женщины укладывается в формулу «кухня-муж-дети», главная семейная реликвия в вашем доме — поваренная книга прабабушки, то вряд ли для вас профессиональная самореализация будет приоритетной.
Чтобы распознать сигналы прямой передачи, достаточно проанализировать самые повторяемые фразы вашей мамы. Как она чаще вас называла в детстве — моя красавица (программирование на экстраверсивный стиль поведения), моя умница (закладка важности интеллектуальных особенностей), «ты наш первенец» (программирование на лидерскую позицию) — и т.д. Причем очень часто оценка и ожидания родителей могут кардинально расходиться с истинными личностными особенностями ребенка.
Родители не раз наверняка произносили что-то типа «в нашей семье не принято выходить замуж раньше двадцати пяти лет» или «мы — работники умственного труда, никогда в нашей семье не будет артистов и прочих комедиантов»...

Трансгенерационная передача

Она происходит через несколько (иногда сильно удаленных друг от друга) поколений и базируется на невербальном языке. Чтобы понять механизм трансгенерационной передачи, надо вникнуть в суть семейных невербализированных установок. Александр Сударев приводит случай из практики: к примеру, вы можете ничего не знать о своей прабабушке, потому что ни ваша мать, ни бабушка никогда ничего о ней не говорили. Но подсознание гораздо внимательнее вас, оно не пропускает ни одного жеста-поступка, косвенно выдающего связь между каким-либо событием и вашей родственницей. Допустим, прабабушка овдовела в 27 лет, через год после рождения ребенка. Причем каким-то образом она стала причиной гибели своего мужа и больше замуж не выходила.
Разумеется, подробности трагедии в семье замалчиваются. И даже ваша бабушка может быть не в курсе того, что случилось с ее отцом. Но ровно через год после рождения вашей матери она разводится со своим мужем. И больше не выходит замуж. Ваша мать в свою очередь теряет своего мужа — вашего отца. Будет ли неожиданным тот факт, что вы до сих пор не обрели семейное счастье или имели опыт неудачных отношений?

Родительские установки могут быть разными. Но как бы они ни звучали, всегда вызывают у вас высокую степень доверия. Ведь вы слышите их с самого раннего детства и от самых значимых для вас людей: ближайших родственников.

Вместо меня
«Замещающий ребенок» — именно так называют сценарии, по которым вынуждены жить люди, родившиеся вскоре после смерти маленького ребенка или родственника. Очень часто новорожденного называют именем покойного и неосознанно переносят и проецируют на него все страхи, ожидания и надежды, связанные с усопшим. Что, в свою очередь, мешает человеку понять свою истинную сущность и жить вне навязанных стереотипов. Один из самых ярких примеров замещающего ребенка — художник Винсент Ван Гог, родившийся ровно через год после смерти старшего брата, тоже Винсента. Идея замещения настолько прочно укоренилась в сознании (точнее — в подсознании) художника, что, когда спустя много лет у его сводного брата по отцу, Тео, родился сын и его тоже назвали Винсент, Ван Гог покончил с собой. Как будто для него не могло быть двух живых Винсентов Ван Гогов.

Жизнь легендарного гитариста The Beatles Джорджа Харрисона иллюстрирует пример так называемого синдрома годовщины, согласно которому несчастья, болезни и неудачи, происходящие в определенные периоды нашей жизни, отнюдь не случайны. Они программируются в нашей жизни опытом родственников. На одной из пресс-конференций Харрисона спросили: «Это правда, что вы каждый год болеете?». Остроумный рок-музыкант ответил: «Да, я каждый год подхватываю где-нибудь рак». Эта шутка не выглядит столь безобидной, если учесть, что мать музыканта умерла от опухоли мозга в возрасте 59 лет. В том же самом возрасте и тоже от рака умер и сам Джордж.

Заложницей психогенеалогии стала и знаменитая американская актриса и певица Лайза Миннелли. В начале июня Лайза вновь «сорвалась» и искала утешение в алкоголе. Теперь она проходит курс лечения в нью-йоркской клинике. Мать Лайзы, Джуди Гарланд (знаменитая голливудская актриса) погибла из-за алкоголя и наркотиков. Причиной всех несчастий семьи Миннелли называют одиночество. Как и мать, дочь так и не смогла встретить мужчину своей жизни. Специалисты же по психогенеалогии видят в этом не досадное совпадение и не родовое проклятие, а действие синдрома предков.

Загадочные вариации
Как это произошло? Ведь вы не помните, чтобы мама или бабушка рассказывали вам о семейной трагедии. Более того, вряд ли вам приходила в голову мысль сопоставить жизненные сценарии бабушки, мамы и сравнить их со своей собственной жизнью. Но ваше подсознание все сделало за вас: оно исправно считало программу, которую невольно вам передали родственники. Вспомните поговорки и присказки, которые вы слышали с детства — «хорошее никогда не длится вечно» или «счастливая любовь — миф». От прямого программирования эти установки отличает статус — они не возведены в ранг «семейных ценностей» и звучат как бы вскользь.
Не менее важен и контекст воспитания. Вспомните книги, на которых вы росли (на них же, скорее всего, выросли и ваша мать и бабушка) — наверняка это были истории о женщинах, которые потеряли своих возлюбленных и не смогли реализоваться в любви (может, в юности вы зачитывались «Красным и Черным» Стендаля, лирикой Ахматовой — достаточно вспомнить ее стихотворение о Сероглазом короле). Вариантов для интерпретации масса. Это и есть так называемая невербальная передача жизненных сценариев.

Что делать?
Специалисты по психогенеалогии видят только один выход: составлять «геносоциограмму». По сути, геносоциограмма — это то же генеалогическое древо с той лишь разницей, что в ней важны не события как таковые, а их значение для членов семьи. Рождение ребенка может быть победой для одной и поражением для другой сестры. Геносоциограмма схематично описывает жизнь пяти-семи поколений, причем возле каждой даты обязательно стоит комментарий о том, как данное событие отразилось на жизни членов семьи.
Условные обозначения просты: мужчины обозначаются треугольниками, женщины — кружками, значимые события — условными буквами: б — брак, в — война, р — развод, ал — алкоголизм и т.д.
Попытайтесь найти максимальное количество информации о всех своих родственниках. Начните с 5 вопросов, которые вы должны задать своим родителям:
1. Были ли в нашем роду самоубийства? Если да, то в каком (хотя бы приблизительно) году это произошло, при каких обстоятельствах?
2. Были в нашем роду тяжелые, хронические заболевания, закончившиеся смертью? Когда, как это произошло?
3. Кто из наших предков погиб от несчастных случаев (утонул, попал в катастрофу и т.д.). Назовите точную дату трагедии.
4. Привлекался ли кто-то из наших предков к уголовной ответственности? Если да, то за что? Чем эта
история закончилась?
5. Были в биографиях наших предков постыдные случаи, неприятные истории, о которых вы всегда знали, но никогда мне не рассказывали?

Чего хочу — не знаю
Каким бы способом вам ни был передан навязанный сценарий, иногда догадаться о том, что вы живете не своей жизнью, сложно. «Достаточно яркий симптом — ощущение того, что вы всегда как бы не на своем месте, — рассказывает АННА МИШИНА. — Вроде все в порядке, но чего-то вам всегда не хватает. Увы, у нас не принято серьезно относиться к таким состояниям. Пока человек серьезно не заболел, не впал в глубокую депрессию или с ним не стали происходить социально значимые неприятности (увольнение, развод и т.д.), никто не думает о том, чтобы обратиться к психологу».
В жизни каждого человека бывают плохие периоды, полосы неудач и больших неприятностей. Люди не знают, что их томит, они плохо спят, жалуются на здоровье, подхватывают любую инфекцию, попадают в дорожные происшествия, ломают руки и ноги. Однако причину этого не выявляют ни рентген, ни куча медицинских анализов.

Как распознать «наследственное давление»?
Обратите внимание на следующие симптомы, которые могут служить вескими основаниями для постановки диагноза «синдром предков»:
- постоянное ощущение своей ненужности, внутренний дискомфорт, для которого, казалось бы, нет реальных причин;
- сниженный фон настроения, частые депрессии;
- повторяющиеся неудачи.

Пример геносоциограммы

Роже, 37 лет, врач.
Его шестилетний сын попал в автокатастрофу. Авария произошла в сентябре. Он решил составить свою геносоциограмму и начал анализировать прошлое. Он вспомнил, что, когда ему было 6 лет и он первый раз шел в школу, произошла авария, которая его сильно напугала. Удивительно, но и его отец, когда первый раз шел в школу, попал в дорожное происшествие. А вот у деда Роже аварий по дороге в школу не было по той причине, что он туда не ходил. Его отца убили под Верденом, семья осталась без средств к существованию, и шестилетнего сына вместо школы отправили пасти коров.
С тех пор в каждом поколении начало учебного года омрачалось происшествием по пути в школу. И это не случайность. Чувство обиды, которое пережил прадед Роже, когда его вместо школы отправили заниматься тяжелым трудом, стало передаваться по наследству. Оно вызывало неосознанное чувство вины у последующих поколений и стремление как бы наказать себя за возможность получать образование. Причем особенно ярко в этой ситуации срабатывает синдром годовщины: все аварии происходят в сентябре — месяце начала школьных занятий. Осознав это, Роже освободился от семейного сценария: начало школьной жизни его внука не будет омрачено инцидентами.

Восстанавливая связи между поколениями, мы можем лучше понимать личный опыт, переосмысливая историю своей семьи, можем понять мотивы собственного поведения и изменить их, позволив себе быть самим собой.

Как это работает?

«Конечно, самостоятельно очень сложно составить геносоциограмму, необходима помощь специалистов, — говорит Александр Сударев. — Но уже то, что вы попытаетесь трезво взглянуть на историю вашей семьи, закрыть в ней черные дыры, уже может дать определенный эффект». Подсознание не пропускает ни одного из этих завуалированных сигналов и из разных, казалось бы, не относящихся друг к другу кусочков, складывает сценарий, по которому вы вынуждены жить до тех пор, пока на осознаете истоки своих проблем. Вы становитесь заложником «синдрома верности предкам».Последняя проблема, ставшая бессознательной или невидимой, правит нами. Важно сделать ее видимой, осознать. Понять, ЧТО нас заставляет поступать так, а не иначе, что нами руководит. Это единственный способ обрести свободу и начать жить собственной жизнью, — уверяют специалисты по психогеанеалогии.
«Мы не можем избавиться от того, о чем не подозреваем. Вот почему составление геносоциограммы становится первым шагом к освобождению», — объясняет Анна Мишина. Как говорила Штуценбергер: «Семейная история — это загадка, которую необходимо решить, чтобы забыть о проблемах».

комментарии
Чтобы добавить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь!
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать SHAPE в Facebook
Спасибо, не показывайте мне больше это сообщение.